Список желаний

Ваш список желаний пуст. Перейти в каталог?

СталингрАД

19.03.2022

Андрей Валентинов. Харьков. Весна, 2022.

11 марта.

Впереди очень тяжелая ночь. Продолжает холодать, а половина города без отопления. Господи, Ты все видишь!
По-прежнему очень тяжелые новости. И ничего не сделаешь, ничего.
Утешает одно - русню продолжают убивать.

12 марта.

Ночью звонил давний-давний знакомый из Литвы, задавал наивные вопросы. Мол, трудно найти достоверную информацию. Он - оптимист. Легко быть оптимистом в Литве!
Опять сказки народов мира о тысячах (16 тыщ!) иностранных добровольцев. Интересно, хоть десяток реально воюет? Зачем такое нужно, ясно и понятно, но легче на фронте не станет.
Уже совершенно очевидно, что реальной помощи, кроме некоторого количества оружия, от Запада нет и не будет. Традиция! В свое время они все легли под Гитлера - и лежали до самого 1945 года. Кроме Британия, конечно, но сейчас нет не только Черчилля, но и даже Чемберлена.
Борцы на права человека, угу.
Ладно, но поляки что себе думают? Им-то 1939-й ой как памятен! Неужели и они спеклись?

* * *

Над городом ясное небо, солнце - и мороз. Как будто Пуйло заморозил весну. Над всей Украиной безоблачное небо...
И понятно, стреляют.

* * *

Грохочет, грохочет, грохочет... "А правда вас обстреливали из Градов", - спросил меня мой наивный литовский знакомый. Правда, правда.
Тем не менее жизнь продолжается.
Возле одной из очередей появляются наши солдатики, с оружием, при полной выкладке.
– Слава Украине!
– Героям слава!
В продовольственных стало чуть больше товаров. Есть даже мясо, но такое, как при СССР. Кефир! Кошачий корма! А собачий? А этого нет.
Но - очереди, иногда по часу и больше только в кассу.
Проблема проблем - наличные деньги. Раньше можно было получить в тех же кассах, теперь - нет.
Тем временем русня перебрасывает свои войска из Сирии, видать, резервы на исходе. Как бы теперь Асада не зарезали, а ведь он поддержал их войну!
Умри, русня!

* * *

Тесен мир. И время по кругу.
Звонят волонтеры.
– Привет! Это я, Маша!
...в которую я был влюблен в 10-м классе, такой же холодной весной. Стихи писал. "Чем дорожили, что любили мы - все целиком огню мы отдадим. Желанья, радости, страдания, мольбы - все дым, все дым!" От тетрадки, где я это писал, не осталось даже пепла.

* * *

Эвакуационный верлибр.

Друзья, сидящие в львовской кофейне,
пьющие эспрессо на "галапагосе"!
Снится ли вам расстрелянный Харьков?
Уверен - снится, и вы грустите во сне,
пусть ваша грусть и элегична,
зато благородна.
Думаете ли вы о нас, оставшихся под бомбами?
О, да! Думаете каждую минуту,
и сердца ваши рвутся от боли,
что тоже весьма и весьма благородно.
Но вы знаете, что правы,
оказавшись в кофейне под чистым небом.
Вы спасали детей, внуков, правнуков,
а также кошек, собачек и мышек.
Главное же, спасали мысль, что бессмертна -
и это трижды благородно.
Вы даете интервью,
выслушиваете слова сочувствия,
киваете в в ответ,
благородно киваете.
О, как вами будут восхищаться!
И я бы восхитился,
только, увы, воздушная тревога.
Кофе не горчит?

* * *

В метро своя жизнь. Как выразился один из обитателей, словно в одесском дворике. Собак выгуливают в тоннелях, и сами там гуляют. Есть самый минимум удобств, раздают еду. Связь тоже есть, мой коллега регулярно шлет мне весточки.
Поистине, de profundis.
Говорят, в самом большом шоке старики, помнящие еще ту войну. Русню ругают беспощадно.

13 марта.

Война поневоле многое упростила.
Сами собой как-то отпали личные связи по ту сторону фронта. Друзей там и так не было, а всех прочих унесло ветром. У меня там нет больше ни личных, ни деловых интересов. Никаких.
Мордор.
А у нас... Здесь сложнее. Появились — или вернулись — некоторые старые знакомые, с которыми давно не общался. Кое-кто отпал, словно обломанная ветвь. Нет, страну не предал и врагу не продался, но повел себя так, что общаться больше не хочется. Люди - и отношения с ними - воспринимаются действительно по-иному.
Ночь странно тихая. Погдядим, что будет утром.

* * *

Долгогривые из Святогорской лавры истово поддерживают "руцкий мир". За что и получили этой ночью обстрел по полней программе. Поделом! Вообще, в последние годы фигура бородатого попа окончательно превратилась в мерзкое грязное пугало. Русский поп, иди на х*й! Твоего бога нет!
РПЦ на территории Украины следует запретить уже сейчас. Будут сопротивляться - по законам военного времени - вместе с активистами. Агентов Гундяя - давить!

* * *

Бедняги-эвакуанты, добежавшие до Львова, плачутся: холодно! тесно! Как мне их жаль! А у нас - красота. Выходишь на проспект - простор! и не слишком холодно, минус десять - разве это холод? И даже не...
Бах! Бах!
Не обращайте внимание, это ПВО.
Но проблемы есть. Например...
Money, money, money
Must be funny
In the rich man's world
Money, money, money
Always sunny...

Наличные деньги кончаются у всех, а взять негде. Правда, если поискать, то из стены может соткаться хитрый банкомат...
А я еду, а я еду за деньгами...

* * *

Военные байки.
Городок у линии фронта. Женщина приходит к ветеринару.
– Доктор, я у леса живу. Сегодня смотрю - кто-то бросил собаку, хаски. Я ее с трудом поймала, пропадет же. Может, вы ее где-нибудь пристроите, у меня негде.
Доктор решил поглядеть найденыша. Подошел к машине, заглянул - и весьма удивился.
Женщина поймала волка.

* * *

Опять обстрелы, опять жертвы. В Рогани уничтожен жилой дом, на Салтовке тоже. Снаряд взорвался неподалеку от очереди в аптеку, четверо пострадали.
В оккупированном Херсоне собрался митинг протеста. Русня стреляла по людям из автоматов. Там работает только РФ-телевидение - кроме некоторых районов на окраинах. Оттуда звонят знакомым, передают украинские новости по цепочке.
Первые документальные подтверждения участия бойцов Иностранного легиона в боях.

14 марта.

Ночью - тяжелый бой севернее города. Новые обстрелы Салтовки, район превращают в щебенку. Все продолжается и сейчас, за окном грохочет.
Между тем поганая русня, даже "либералы" жалуется на отсутствие "объективности". Даже комментировать не стану.
На Западе перестанут признавать дипломы, выданные в РФ. Правильно, но к сожалению только новые дипломы.
Перехваченные переговоры русни свидетельствуют о том, как им нравятся наши продукты, взятые из разграбленных магазинов. Матка, курка, яйка!
РФ якобы попросила у своих контрагентов В Европе, чтобы те надавили нас - дабы не публиковали данные потерь русни. И действительно, последние два дня этих данных нет. Но - не принципиально, русни убивают много, о чем постоянно приходят сведения со всех сторон.

* * *

Из-под национальной маски русни все чаще и заметнее проявляется харя совка. Под красным флагом русня устроила демонстрации в Германии - против украинских эмигрантов. Под красным же флагом в захваченном Херсоне приезжая русня провела митинг (который разогнали патриоты). Именно за совок по сути иедт война, а возвращение "савецкаго саюза". Почему руксне совершенно не нужно русское национальное государство, очень интересный и непростой вопрос. Но что есть, то есть. И покойная Российская империя не нужна и чужда. Требуется именно сталинско-брежневский Союз. Русню, и гопников и либералов, устраивает все - от бедности до репрессий - лишь бы "их" боялись.
Вот от чего мы защищаем Европу - как в 1920-м Польша. Но де Голля с танками к нам не пришлют.

* * *

Ударили по самому центру. Улица Иванова, неподалеку от моей бывшей школы. Жилой дом. Никаких военных объектов поблизости нет и быть не может.
А между тем... Знаете ли вы?
"Тандем русских писателей, творящих под псевдонимом Г. Л. Олди был насильно вывезен нацистами на западную Украину, где они, опасаясь репрессий боятся писать о благородстве российской армии и зверствах украинских солдат в г. Харьков."
Какой ужас! Куда смотрит мировое сообщество? Писателей надо срочно спасти - и вернуть в Харьков.

* * *

Какой сегодня неуютный, тревожный день. К войне нельзя привыкнуть, к войне трудно адаптироваться. Постоянно возникают житейские мелочи и совсем не мелочи, которые требуют решения.
Сейчас. Еще лекарства! Не слишком критично (пока) но время идет.
В апреле закончится срок действия обеих моих банковских карт. И что дальше? Банки-то закрыты, их начальство где-то очень далеко. Может, до апреля что-то решится? Нет, не верю.
А еще... И еще есть.
Прохладно, морозы будут стоять еще несколько дней. Считай, погодное оружие. Интересно, грязь будет за нас или против нас?

* * *

Можно ли сказать, что я страдаю, как страдает эвакуированная публика? Им действительно плохо - тесно, неуютно, холодно, а главное - морально тяжело. Бедные! А я? У меня иное - совершенно новая реальность, неуютная, некомфортная, но данная в ощущениях, а значит познаваемая и доступная. Тем более наступление этой реальности было настолько проогнозируемо, что ее можно сравнить с пятым временем года. Осень, зима, война... Весны пока нет.
За окном стало чуть-чуть потише. Надолго ли? Последний сильный удар был по району ХТЗ.

* * *

Слухи, слухи... Уже второй день сообщают, что РФ попросила о военной и экономической помощи Китай. Чтобы прислали риса - и сто миллионов хунвейбинов с бамбуковыми палками. И слух вдогонку - из-а этого слуха упали в цене акции китайских компаний.
Желающим же испытать когнитивный диссонас рекомендую заглянуть в новости "нейтрального" Гугла. Новое платье от Даши Машиной! Гриша Мишин сотворил с Машей Дашиной такое! Зачем Пугачева показала свое нижнее белье? Иная планета, честное слово.

* * *

Война подбирается все ближе. Сильный взрыв со стороны набережной. Звон стекол, запах гари. В подъезде и с противоположной стороны от моих окон все разбито. Подъезд завален битым стеклом, рамами. Насколько я знаю, в нашем подъезде люди пострадали, порезало стеклами. Исчез основной интернет, насколько хватит резервного пока не знаю. Сегодня весь день обстреливали и вот, к сожалению, весьма закономерный финал.

15 марта.

СталингрАД.
Дом разнесло очень сильно. Взрыв был за рекой. Разбило первые четыре подъезда, опять-таки со стороны набережной, в том числе и мой. Отключили отопление, все остальное вроде бы есть, кроме, понятно интернета, который исчез сразу. Приехали какие-то службы, кажется, попытаются закрыть некоторые окна щитами. Нужно сказать, что жить в этих четырех подъездах можно только с моей стороны. А со стороны набережной люди уезжают, те, которые еще были.
Району вообще досталось. Взрыв был за рекой, куда там попали, кажется тоже в жилой дом, но еще не знаю. А вот дальше по проспекту сожжен огромный магазин «Фокстрот», магазин «Электроника», пострадал дом напротив, там взрывная волна просто выбила балконы. Куда-то еще попали, но куда, пока точно не скажу. В общем, досталось всем и очень сильно. Сейчас тоже стреляют, но это вроде наше ПВО.
Вышел на улицу, посмотрел, убедился. И как назло, мороз, сырой ветер, правда, солнце веселое, весеннее. Что воспринимается, скажем так, резким контрастом.

* * *

Странное предчувствие.
Вечером перед обстрелом пришлось выйти во дворе, волонтеры подвезли лекарства. Меня как-то поразило — все пусто, совершенно. Никого и ничего. Сиреневый вечер. Вот-вот должен был настать комендантский час, то есть время заката. И внезапно собачий вой. Причем, сколько до этого не выходил в последние дни, никаких собак, а тем более собачьего воя, ничего не было. А тут… Вой! Яростный, отчаянный. Причем долго. Пока я был на улице, собака выла. И я почувствовал, что это своеобразная весть о близком будущем, и в общем-то не ошибся. До сих пор не могу забыть.

* * *

В оккупированном Херсоне русня перекрыла все каналы информации, включило свое телевидение, отрубило интернет. В ответ жители стали включать старые транзисторные приемники и слушать Украину. Но что поразительно, русня была к этому готова и включила глушаки. Это же каким надо быть дьявольски предусмотрительным, чтобы иметь в запасе средства 70-х годов прошлого века, но они его имели. Поэтому слушают сквозь гул и передают по самому обычному телефону, потому что мобильные телефоны не работают, новости по цепочке.

* * *

Посреди квартиры огромные листы фанеры. Оставили строители, идет ремонт повреждений. За дело взялись всерьез. Дом охраняет тероборона. Пытаются что-то сделать с отоплением, отопления нет, воду из радиаторов слили. Забивают разбитые окна. Не знаю, сколько удастся забить, потому что несколько подъездов осталось без стекол со стороны набережной. Осматривали повреждения. Начинался пожар, и что интересно, горела единственная аптека на набережной, которая находится в нашем доме. Такое вот совпадение, били по аптеке. Хотя удар был издалека, судя по всему ракетный. Ну, сущность орков, так сказать, тут и проявилась. Именно по аптеке.

16 марта.

Харьков продолжают обстреливать. Приходилось слыхать, что довольно быстро начинаешь отличать, где наши, где не наши. В принципе, да. Понимание пришло быстро. Наших от вражеских отличить достаточно просто. Наши стреляют, то, что враг, то разрывается. За день были больше шестидесяти раз обстрелы разного рода, если верить новостям. Одни взрывы перемежались другими взрывами, то есть наши, не наши и наоборот. Стихло все только к ночи и то, весьма и весьма относительно.

* * *

Лукашенко официально признал реальность интернационального батальона, воющего в Украине. Лукашенко всегда отличался малым количеством ума, но тут еще и явный страх, потому что из этого батальона, вполне возможно может вырасти соответствующая армия, направленная против самого Лукашенко. Этот факт весьма показателен, потому что то, что у Лукашенко на языке, то у Путина на уме.

* * *

Время от времени появляются сообщения, так сказать, из-за стены. Некоторые граждане Российской Федерации пытаются протестовать против происходящего. Иногда это делают достаточно остроумно и просто умно, правда, я не уверен, что это действительно живущие в РФ, а не эмигранты. В любом случае, такие попытки есть. Однако воспринимаются они, как глас вопиющего в пустыне, по одной причине, что время таких споров уже прошло. Кого они пытаются убедить? Себя? Так они и так уже убеждены. Нас? Нас тем более ни в чем убеждать не нужно. Время для словесных дискуссий с русней прошло. А основную часть населения РФ они не убедят по той причине, что русне придется осуждать не только Путина и его режим и его политику, но и самих себя. А этого не будет, хотя бы из инстинкта самосохранения. Этим надо было заниматься лет двадцать назад. Но и тогда, пожалуй, это бы особого успеха не имело. Путин каким-то образом умудрился сыграть на самых глубинных, самых тонких, самых интимных струнах, если таковые есть у обитателей соседнего государства. И теперь они готовы идти с ним до конца, как шли когда-то за Чингисханом или Сталиным.

* * *

Если открыть дверь квартиры, то, прежде всего, шибает холодом. За окном минус, и минус довольно серьезный. В подъезде окон нет, поэтому прекрасно видно то, что за рекой — силуэт Троицкой церкви и огромный украинский флаг.
Ночью был бой в районе лесопарка, возможно, бой продолжается. Обстрелы. Отвечает наша артиллерия, в этом смысле все продолжается.
В доме же идет по мере возможностей ремонт. Стекло выгребают из подъезда. Я говорю про наш подъезда, в других подъездах, вероятно, то же самое. Но так до конца не выгребли, слишком его много. Пытаются ставить фанерные щиты в квартирах и возможно на лестничной площадке, но процесс еще пока в самом начале.
Отопления нет. Интересно, будет ли? Я знаю, в некоторых домах отключили газ, отключили воду, в общем-то, ситуация приближается к ленинградской блокаде. Ну, пока как-то держимся.
Вообще-то бои идут повсюду, куда ни посмотришь, какие новости ни послушаешь. Что-то очень тяжелое в Киеве, как всегда в Мариуполе. Запад с большим удовольствием демонстрирует симпатию, фотографируется на фоне украинских флагов и вообще, так сказать, мысленно с нами. Как написал сегодня один неглупый человек, что если бы Перл Харбор случился сейчас, то Байден сказал бы, что из-за такой мелочи не стоит начинать войну.
Читая новости, новости в социальных сетях, обратил внимание, что плач наших эмигрантов, не только не стихает, но увеличивается. Уже пошли целые дневники от уехавших. Там такие страсти! Там такие эмоции! Уже кто-то назвал «это новый Ремарк. — Нет, у Ремарка хуже! — Да. Это куда лучше Ремарка!» И как я им беднягам сочувствую. Как они страдают! Как им тяжело! Как они давятся слезами гуманитарной помощи. Один известный писатель, убежав от фронта подальше, спасая жен, детей, правнуков, кошек, собачек, канареек и аквариумных рыбок, решил впасть в дзен и написал хокку. В хокку, естественно, нет ничего о войне, потому что не по чину ему о таких мелочах, надо воспарять. Я тоже хочу воспарить. Я тоже сочинил хокку, так сказать, вдогон. Итак, хокку.
Холод пустых батарей.
Битые стекла в подъезде.
Русские бомбят.
У меня, конечно, не столь возвышенно получилось, но что ж поделаешь, талантом не вровень.

* * *

По городу ситуация, конечно, очень сложная. В какой-то мере сложилось то, что когда-то описал Борис Штерн в одной из своих повестей — диктатура таксистов. Потому что это единственный вид транспорта, и буквально с каждым днем он дорожает. Расценки без обстрела, расценки с обстрелом, особенно дорогие рейсы до вокзала. Бедных будущих эмигрантов всячески обдирают как липку. Но деваться некуда, иначе приходится ходить пешком, а это, мягко говоря, не слишком безопасно.

* * *

Чуть ли ни каждый день меня зовут уехать. Причем в самые разные города и за границу. Ну, Харьков не унесешь на подметках на сапог, но дело не только в элементарном патриотизме. На территории нашей Украины нет безопасного места. Бомбят даже Львов и это сейчас, но война-то не заканчивается. За кордоном же мы никому не нужны, и с каждым днем это становится все более и более понятно. Меня звали даже в солнечный Израиль, и что же? Сегодня Израиль закрыл границы для всех беженцев, всех категорий, что было вполне ожидаемо. В целом, так называемый совокупный Запад ведет себя как последний трус. Все эти ужимки и прыжки — попытки откупиться, собственно даже не от нас, а общественного мнения и той части, которая требует хоть что-то сделать. А в целом же, только бы их не трогали, только бы дали жить спокойно. Они готовы скормить России кого угодно. Да, это политика умиротворения Гитлера, только в кубе, потому что отсутствует даже инстинкт самосохранения. Особенно меня поражают приграничные страны, по-старому говоря, лимитрофы. Они-то на что надеются?
Это касается и активной помощи. Не знаю насчет вооружения, что-то, конечно, дают, но вот реальную помощь теми, кто воюет, мы получаем только от белорусских эмигрантов. И то, неизвестно какой численности этот героический батальон имени Кастуся Калиновского. В любом случае, надеяться мы можем только на себя, а бежать некуда. Тем более если почитать о страданиях несчастных наших беженцев, как им плохо, как им тяжело, как им было трудно ехать. Да ну его! Дома даже стены, пускай треснутые, но все-таки помогают.

* * *

Даже самые простые дела в условиях войны и блокады становятся похожи чем-то на эпический подвиг из Иллиады. Вот, допустим, как я получал посылку.
Уже возле самого дома автоматные очереди. Причем очень близко, метров пятьдесят. Полицейская машина, люди с автоматами, стреляют, куда-то бегут. Куда бегут? К большому киоску, табачному, его уже неоднократно грабили, заколачивали разбитые двери снова. Очевидно, грабители попались. Причем, если речь шла о том, что все таки стреляют, причем явно на поражение, а не в воздух, судя по тому что происходило, видимо там что-то серьезное. Все это длилось минут десять, я на всякий случай перешел на другую сторону, оружия у меня не было. Ну, потом когда все стихло, можно было возвращаться. Но это финал, начало было другим.
Меня когда-то часто посещали сны, в давние годы, когда я видел совершенно пустой, залитый солнцем Харьков. Такое впечатление, что было раннее утро, дома, очень много солнца, и никого. Вот таким и был проспект Гагарина. Конечно, это не сон, и люди где-то попадались, но очень редко, а вот машин было не так и мало, приблизительно как утром в воскресенье. Несколько кварталов ничего и никого. Редкие прохожие. Все закрыто налево-направо. Руин не было, руины это ближе ко мне. Один разбитый дом, второй разбитый дом, ну так серьезно. А дальше относительно все цело. Но пусто. Пусто, пусто и пусто. В общем-то ощущение такое своеобразное.
Наконец, добрался. Так-то троллейбусом минут десять, а идти пришлось довольно долго. До отделения «Новой почты». Сначала я увидел очередь, как говорит классик, но не чрезмерную, человек полтораста, ну, думаю, все. Оказалось, нет. Это очередь за гуманитарной помощью. Причем в ней стоят крепкие налитые мужики, ни одной голодной бабушки, и мужики готовы сражаться до последнего. Ну, мне туда не надо. Зашел на почту рядышком. Что сказать? Это было плохо и трудно. Потому что масса бюрократических препонов. Вы не туда, вы не сюда, мы вам все равно не выдадим. В общем-то, пришлось потратить часа полтора только на то, чтобы получить. Потому что нужно было что-то где-то нужно было зарегистрировать в интернете, а оно не регистрировалось и т.д.
Ну, на обратном пути все ничего, а под конец стрельба.
Так можно получить посылку.

275976071_493145359132853_138831011150700048_n-0-0-0-0-1647679080.jpg

17 марта.

Несколько часов бьет наша артиллерия. Хотя звук, в отличие от звука обстрела, успокаивает. Появляется надежда, что мы им все-таки отвечаем, и может быть когда-нибудь все-таки перейдем в наступление. Хотя пока, судя по всему, просто огрызаемся. Но давно так сильно не стреляли.
В подъезде идет ремонт, но с переменным успехом. Отопление наладить не удастся. Его включили, но потом выключили, потому что слишком много пустых разбитых квартир, может просто не выдержать система на морозе. И поэтому приходится ее отключать. А холода по-прежнему стоят. Такого холодного марта я в жизни не помню. И минимум еще неделю будет откровенно минусовая температура, причем минус довольно большой. Такое впечатление, что привезли с севера Деда Мороза в качестве средства усиления. В подъезде еще холоднее, чем на улице, да еще сквозняк, в общем жутковато. А на улице оно ничего. Солнышко. Солнышко-то оно уже весеннее.
Уезжают, уезжают. Казалось бы, и уезжать некому. На огромный подъезд пять квартир, считая нашу. Оставляют продукты, продуктами делятся, с собой уже не берут. К счастью, кошек-собак не оставляют, куда еще кошек и собак.
Строители работают. Заколачивают хотя бы часть из разбитых окон и в квартирах там, где есть заказчики, и в самом подъезде, соответственно, мы на это скидываемся. Может быть через какое-то время удастся заколотить окна и в квартире родителей на улице Каразина. Ну, это дела так сказать местного значения, хотя более чем важные для тех, кто в этих местах еще остается.
А в большом мире, но что в большом мире… Якобы среди добровольцев-интернационалистов есть ребята из Израиля. Если так, то, конечно, большие молодцы. Новости по всем фронтам по-прежнему очень тревожные. Собственно, они известны. Очень большие жертвы, разрушения и т.д.
Запад фотографируется на фоне украинских флагов… Хотя им это уже надоело. Я так чувствую, что им хочется заняться уже своими делами, что мы уже раздражающий фактор. Ну, чего еще от них ждать.
Но все это ничто перед страданиями наших беглецов-эмигрантов. Сколько пишут! Ведут подробные дневники: «Как мы страдаем! День пятый. Мы по-прежнему страдаем. О, мое сердце прямо рвется от сочувствия!». Зато занялись насущным, полезным для обороны делом. В Словакии будут на словацком языке издавать сборник фантастики. Сбор пойдет в пользу Словакии. Да, очень нужное дело.
Ребята, фронт здесь, если вы забыли.
Можно спросить, а чем я-то полезным занимаюсь? Помогаю ремонтировать подъезд, чтобы несколько уцелевших бабушек меньше мерзли.

* * *

Иногда не знаешь, что пригодится. Собираюсь на Каразина, в разбитую квартиру родителей. Там соседка-старушка, оказывается курящая и спрашивает, нет ли сигаретки. А у меня запас остался еще с тех времен, когда я сам курил, я не выбрасывал, лежит себе и лежит. Вот может и пригодится. Соседи рядышком через стенку, их квартира разбита совершенно, уезжают. И оставили все, от картошки до уже проросшего лука, который можно стричь. И даже килограмм уже слепленных кондитерских изделий, не знаю даже как точно назвать, их следует немедленно испечь в печке, потому что хранить негде. В общем, объявили призыв по уцелевшим квартирам, чтобы разбирали продукты. Таким вот варварским способом частично решается продовольственная проблема.
В общем, город постепенно адаптируется, хотя прорывы еще остаются. И самый большой прорыв это аптеки. Даже удивительно, что не смогли наладить работу, хотя аптек у нас много, и хотя бы часть их них можно было бы организовать лучше, чем это сейчас.

* * *

В Харькове горит рынок Барабашово, один из самых крупных в мире. Объект с точки зрения Пуйла без сомнения военный и очень важный. Хотя рынок даже не продовольственный, а вещевой. Харьков просто уничтожают, бьют по всем более-менее известным точкам, от магазинов до объектов культуры. Вообще Харьков снова днем бомбили, наши отвечали. День в этом смысле выдался, увы, насыщенный.
Продолжается и жизнь как таковая. В нашем подъезде уже установилась традиция. Входную дверь закрывают на засов в полседьмого вечера после наступления комендантского часа и открывают в полседьмого утра. Забили часть окон в подъезде щитами из фанеры, в результате этого довольно темно и можно ходить только с фонариком. Получилось так довольно зловеще, если учесть еще, что очень и очень холодно в подъезде, холоднее, чем на улице, то впечатление, конечно… как на старом кладбище.
Что называется все эмоции рядом. Сосед, который срочно уехал в эвакуацию, звонит — забыл рюкзак с документами. Рюкзак пришлось перетаскивать в мою квартиру, завтра за ним может кто-то заедет. Как можно было забыть именно документы? И судя по всему, документов там, наверное, на роту солдат. Ну, всяко бывает. Так что одно сочетается с другим.
Между тем, наши несчастные беженцы продолжают страдать. Некоторые из них под влиянием этих страданий проявляют находчивость и изобретательность. Один переоделся женщиной, схватил ребенка и попытался перебежать через границу. Был пойман. Другой залез в так называемый беби-бокс, ящик для детских вещей, и тоже попытался переправиться через границу. К сожалению, власти не оценили этих его порывов и тоже задержали.
Я вообще очень сочувствую нашим беднягам. Им там тесно, им там плохо. У нас столько свободного места. Скажем, даже в нашем подъезде далеко не все квартиры разбиты. Пустующие. Ключи есть. Приезжайте, живите, хозяева, думаю, будут совсем не против. Да холодно, но будет же когда-то весна!

* * *

На что еще можно обратить внимание? Резкий рост цен в магазине. Очень сильный. Товаров вроде бы стало больше, чем несколько дней назад, но цены заоблачные.
По-прежнему мало людей на улицах, но много машин. Специально, чтобы машины не гоняли без ограничения, ставят баррикады посреди улиц, чтобы они тормозили и объезжали. Но в общем-то по этому поводу шоферы почему-то снимают глушители и теперь со стороны проспекта доносятся звуки, как будто бы идет танковая колонна. Такие детали быта.

* * *

Один из немногих оставшихся обитателей нашего подъезда — работник МЧС. Сегодня он тушил пожар на рынке Барабашово. Говорит пожар очень большой, к тому же сильный ветер, что мешало работе. Загорелись дома около рынка. Погиб его товарищ. Общественность подъезда решила освободить его от всех расходов на ремонт, но он сказал, что, конечно, заплатит, только ему нужно прийти в себя.

* * *

Уже приходилось отмечать, что война сильно меняет отношения между людьми и отношение к людям. Скажем, мне стали совершенно не интересны мои знакомые в соседнем государстве по другую сторону границы. Вне зависимости от их взглядов и отношения к войне. Просто неинтересны. Отпали. Как сухие листья. Мои прежние знакомые по Фейсбуку тоже почти все неинтересны. Не потому что они хорошие или плохие. Просто чувствуется, что это уже перевернутая страница жизни, к которой я уже, пожалуй, не вернусь. Более того, то, чем раньше приходилось заниматься — литература, фантастика — это тоже уже воспринимается как прошлое, которое уже не имеет отношения к дню сегодняшнему.

18 марта.

Бомбят как в кино. Гудение мотора, эта сволочь выбирает цель и… взрывы. Один, другой. На этот раз утром попали в комплекс учебных заведений, бывшую партийную школу на Московском проспекте. Судя по фотографиям в щебенку. Интересно, что это за военный объект?

* * *

День рожденья.
День начался с того, что пришлось спускаться на первый этаж и открывать подъезд. Это уже привычка. В подъезде стало чуть светлее, включили свет после того, как забили окна, но на моей площадке по-прежнему темно, там свет не работает. Но терпимо. В квартирах очень холодно. Отопление не работает, а за окном очень серьезный минус. Опять обстрелы, отвечает наша артиллерия, в общем-то обстановка привычная. Приходили соседи делить продукты, оставленные другими соседями, только что уехавшими. Почему-то никто не хочет брать лук, а лука очень много.
Сообщили, что бомбят Львов. Искренне сочувствую львовянам, просто ужасаюсь за наших беглецов. Куда-то они теперь побегут? В Карпаты? Ну да, думаю, там места еще хватает.

* * *

Руководство НАТО заявило, что реальной помощи Украине не будет. Мол, война не должна выйти за пределы Украины. А Пуйло уже грозит Боснии и Герцеговине, причем грозит войной. Так что отсидеться не удастся. Но ничего удивительного, к сожалению. Практически вся Европа, примеры мы видим, это трусы, приспособленцы и мазохисты.
Вот, Вторая Мировая война. Под Гитлера легли практически все, кроме Польши. А Польше никто реально не помог, а остальные либо союзники, либо жертвы не оказавшие сопротивления. Но тогда была Британская империя, а сейчас ее уже нет. Поэтому, повторюсь, ничего удивительного, но противно. Это с одной стороны. А с другой стороны, на что рассчитывает та же Польша? Ну, с Прибалтикой все ясно. В 1940 году они не очень сопротивлялись, так что и сейчас сопротивляться не будут. Но Польша? Очевидно, прежней Польши тоже нет.
Да, рассчитывать не на кого. Только на самих себя.

* * *

Сегодня какая-то милая девушка, которую я совершенно не знаю, по Фейсбуку написала, в том смысле, чем она может мне помочь. Я вполне искренне ответил: сбейте пару русских самолетов. Ну, может, действительно, поможет?
Продолжали бомбить до самого вечера, хотя с большими перерывами. Над центром клубился черный дым, правда, где, пока я еще сказать не могу. Тем не менее, съездил я в этот самый центр, в родительскую квартиру на улице Каразина, чтобы как-то закончить дело с напрочь разбитыми окнами. Мне слегка там помогали, вопрос как-то решили. Тем более, должно же в конце концов немного потеплеть.
Там ситуация еще более серьезная, чем у нас дома. На большой подъезд живет одна старушка на первом этаже, забаррикадировалась, страдает от нехватки сигарет. У меня был запас, я ей немного подкинул. Ну и стережет то, что еще можно устеречь.
На этот раз город был залит солнцем. Центр сильно побит, по сравнению, скажем, с тем районом, который я наблюдал прошлый раз, когда ходил получать посылку. Там все в целом довольно цело, а тут наоборот. Разбито все, что могло быть разбито. Впечатление страшноватое. Людей очень мало. Но машины ездят. Характерная черта центра, центральных улиц — противотанковые ежи. У нас просто кидают плиты посреди проспекта, а там как во Вторую Мировую войну. В общем, очередные впечатления. Впрочем, вполне ожидаемые.

* * *

В очередной раз стрельба, но это наши. Отличить легко, хотя объяснить это достаточно сложно. Наши обычно стреляют очередями, так сказать, пять-шесть выстрелов подряд. Когда стреляет враг, это отдельные, но сильные разрывы. Так что сейчас наши. Обычно говорят, что это ПВО, но это скорее всего не ПВО, а нечто вроде реактивной артиллерии.
Подробностей боев пока нет, но судя по всему, попытки пробиться враг предпринимает под Харьковом каждый день. Вообще сейчас обозреватели говорят, что война зашла в позиционную стадию. Это не совсем так. Другое дело, прежняя активность уменьшилась, судя по всему, но продолжается активность с точки зрения обстрелов, в том числе дальних обстрелов. Вот уже достали Львов, в очередной раз. Так что обманываться, что враг выдохся, без сомнения, рано.
Одним взглядом продолжаю следить за описанием беженских страданий. Вновь могу очень им посочувствовать. Это ужасно! Это ужасно. Мне пишут с разных уголков приграничной с Европою Украины от Каменца-Подольского до каких-то маленьких населенных пунктов в Карпатах. И везде жалобы — как нам трудно, как нам тяжело, какие трудные условия. Опять-таки могу пригласить всех в наш подъезд. И даже условия есть. И даже продуктами поделиться можем.
Вот с таким настроением встретил день рождения.

276073267_494129949034394_6143369563543327092_n-0-0-0-0-1647679455.jpg

Поздравляем Андрея Валентиновича с днем рожденья!
64 года
768 месяцев
3339 недель
23376 дней
561024 часа
33661440 минут
вы делали этот мир лучше, добрее и прекраснее. Мы желаем вам здоровья и оптимизма, энергии и творческих сил. Надо жить и выжить всем назло и рассказать о войне так, как только вы умеете. Благодаря вашим книгам, мы верим, что зло будет наказано и придет день победы, и будут еще новые истории и новые встречи.
С днем рожденья!

It's still the same old story
A fight for love and glory
A case of do or die
The world will always welcome lovers
As time goes by


В оформлении использована работа Austrian National Library с сайта Unsplash.