Список желаний

Ваш список желаний пуст. Перейти в каталог?

Почему вы пишeте так много?

07.12.2020

Спектр попаданий и промахов "самых быстрых критиков в диком интернете" - анализ отзывов на свежий роман «Черный ход»:

История с разницей в восприятии эпилога к новому роману «Черный ход» развивается сверхбыстрыми темпами. На радость скромным авторам, ибо это лишь подтверждает наши принципы: «Каждый читатель – особый театр, на котором играется пьеса-книга» и «Душу в книгу вкладывает читатель, тогда она оживает». Итак:

  • Всë прекрасно, как обычно, но, на мой взгляд, эпилог совершенно лишний. Не укладывается он в концепцию, голливудщиной отдаëт.
  • Там китайский дедушка даже разжевал всё, а им концовка голивудщиной (слово-то какое) отдаёт!? Ужо догорит до нашего мира...
  • И отдельное спасибо за эпилог. За выбор, оставленный за кадром. Пять из пяти, сэр. И плесните еще того же.
  • Если коротко, много думал. Если подробнее, то последнюю страницу перечитал раз шесть.
  • Скажу неожиданное. Эпилога там два, и вот лично для меня книга закончилась на первой половине первого эпилога. Все. Все то, что дальше.... мне оно было уже сверх. Избыточно, излишне, не нужно.
  • Хорошо, плюс балл за второй эпилог.
  • Мне сложно представить себе лучшее лекарство от инородных вмешательств, чем принятие ответственности за собственные поступки. Поэтому финал романа чрезвычайно полезен, хоть и горек настолько, что сводит скулы.
  • Второй эпилог смахивает на финал Кинговского Противостояния и на мой взгляд вообще ни к чему, смазывает все впечатление от книги.

* * *

После выхода в свет «Черного хода» нам недолго пришлось ждать любимого отзыва на тему «Был Олди торт, а теперь не торт!» Вот он, красавец:

  • Читать тяжело, нет олдиевского полёта мысли, нет ощущения рассказываемой истории. Жизни нет, не сопереживаешь. Я разочарован. До этого перечитал "Приют героев", симфония же! А это - русский рэп, на троечку...

Полезли мы, кстати, в архивы отзывов на «Приют героев» (2005 г.). Симфония? Нет, эта музыка будет вечной, если заменить батарейки:

  • Когда-то, в пору моего увлечения фэнтези, Олди представлялись мне наиболее перспективными из всех фантазеров, обитающих на постсоветском пространстве. Постепенно, мое отношение к ним все больше ухудшалось, а после прочтения "Приюта героев" я, пожалуй, и вовсе перестану читать их сочинения. Идея романа плоская, ни один характер не прописан до конца, повествование какое-то суетное и рваное.

Есть в мире стабильность, есть!

* * *

«Черный ход»: Говорит читатель, или Кому верить, брат?

  • Вот же ж занудство в ковбойских сапогах...
  • Где-то странице на 10-й перестаешь следить за стилем и описаниями, и начинаешь напряженно отслеживать действие. А действие ошарашивает. Блин, да просто не удается предугадать даже следующий ход героев! Пружина закручивается до последней страницы...
  • Может, дело во мне. Но это, пожалуй, второй случай с книгами Олди, когда у меня не случилось катарсиса.
  • Ну, последний штрих, конечно, бьет наповал.
  • Прочтено. Для олдей это халтура. Соответственно "плохо".
  • Как всегда безупречны любимые, хваленые, те самые Олди! На что уж не люблю «вестерны», однако, и тут умудрились приятно удивить.
  • Вот не знаю. Это первая книжка Олди, которая не вызвала никаких эмоций, вообще никаких.
  • Эмоционально и динамично - прямо душа в клочья! Здорово же!
  • Олди порой утомляют ретроспективами, флешбэками и театральщиной. Это я к тому, что нет лёгкости в чтении, порой хочется отложить книгу и отвлечься, это минус.
  • Кратко о "Черный ход": лёг спать около пяти утра.
  • очень плохо. только первая часть интересна. думал,нормальный стиль вестерна. оказалось:ерунда на костном масле. лишние герои и эпизоды, все свалено в кучу. гадость.
  • Просто подарок богов! И сам текст просто сказка – наполнен аллегориями, метафорами. Ну и моё любимое – большое количество харАктерных персонажей! Авторам моя искренняя благодарность за наслаждение от книги.
  • Такое ощущение, что была неплохая задумка, но свернули куда-то не туда и схалтурили.
  • Еще на стадии первых анонсов я был заинтригован. Книга вышла, я ее прочитал и могу сказать, что Олди как всегда великолепны.
  • Когда я только начала читать "Черный ход", на LiveLib у него было три оценки: единица, три с половиной и пятерка. Ну, то есть, стандартная шкала реакций на любой новый роман: "Олди совсем исписались", "Олди, как всегда, великолепны" и где-то посерединке - "Олди, конечно, пока еще не исписались, но уже не торт, не торт".

(Зарисовка "коммуникация невозможна", взято с сайта Кьеркегорка, автор - Альфина)

А вот пара интересных рецензий с Фантлаба.

  • На «Черный ход» - "Вестерн-бинго", Manowar76:

    Есть два жанра, которые очень люблю заочно — вестерн и стимпанк. У этих направлений потрясающая эстетика и колоритные декорации. Проблема в том, что когда дело доходит до книжных воплощений, любовь куда-то улетучивается. То есть смотреть про ковбойцев с индейцами и пилотов паровых машин в странных гоглах я могу, а вот чтение про них же даётся с трудом. Про стимпанк без подробностей. Про вестерн же могу сказать, что мой книжный опыт в жанре ограничивается парой-тройкой нонеймовых книжек в девяностых (один потрясающий момент запомнил на всю жизнь — ганслингер попал в летящую летучую мышь. В чём сложность? В хаотичности и непредсказуемости полёта летучей мыши. В отличии от птицы, в мышь бесполезно стрелять на упреждение.)
    Лет пять назад прошёлся по западным книжным топам жанра, подобрал с десяток томов, от классики Ламура, до современной деконструкции Маккарти и пока ни один не осилил. Грустно там всё.
    И тут Олди решили порадовать вестерном. Авторский дуэт, как мы знаем, собаку съел на переосмыслении мифов разных стран и народов. А что такое вестерн, как не новая мифология молодого американского народа? Всё предельно архетипично. Самоотверженное добро с кулаками и порочное зло, одержимое всеми смертными грехами, кроме лени-уныния. Авторы вестернов неосознанно следуют заветам Проппа и Кэмпбелла о сказочном и пути героя.

  • На «Свет мой, зеркальце...» - "Сквозь зеркало и что там увидел Ямщик", mif1959:

    Если главный герой произведения неприятный тип, еще более неприятно узнавать в нем и свои черты. В центре романа «Свет мой, зеркальце» — 45-летний писатель Борис Ямщик, второсортный автор в жанре «хоррор». С одной стороны – умный и начитанный, с другой – махровый эгоист и, скажем так, весьма ядовито относящийся к окружающим.
    Повествование идет от третьего лица, но с точки зрения Ямщика. И все богатство аллюзий, цитат – явных и скрытых, метких сравнений принадлежит ему. Ну, и авторам, конечно. А так как мы с ОЛДИ почти ровесники, то считывал это все процентов на 90. Иногда даже обижало излишнее разжевывание, как в случае с сухим треском лопающейся паутины. Разве что к Питеру Хэммиллу, каюсь, равнодушен, и с его творчеством не знаком.
    Первая ассоциация, которая приходит в голову при чтении романа – «Тень» Евгения Шварца. Все рецензенты, как один, пишут, что отражение заняло место главного героя. А тот был вынужден скитаться в Зазеркалье. Но в этом Зазеркалье нет других отражений. Там есть зомби в лице Зины, там бродят коты, есть бесы, но единственным встреченным там человеком, оказалась Дашка, которая, похоже, попала туда таким же образом и так же стремится выбраться оттуда. А единственный способ покинуть Зазеркалье – поменяться местами с живым человеком в нашем мире.

Это цитаты. Полные рецензии по ссылкам. А вообще - для тех, кто не знал - Г.Л.Олди тщательно отслеживают рецензии на свои книги и коллекционируют их. В последнее время Олег Ладыженский регулярно у себя в Facebook-е выкладывает яркие образцы.

А вот еще интерсное - с YouTube-а:

Рабочие заметки Олди:

Нас стали чаще спрашивать журналисты и даже читатели: «Олди, а что это вы в последнее время пишете больше обычного?» Задумались мы, прибегли к простой арифметике. Полезли в архивы, ибо Олди – это учет и контроль плюс электрификация. У нас, знаете ли, сохранились данные: сколько авторских листов мы писали каждый год в течение тридцати лет. И вот что внезапно выяснилось:

  • Самыми продуктивными были годы: с 1996-го по 2000-й, 2006-2007, 2013.
  • Наименее продуктивными были годы 1991-1995, 2001-2003, 2005, 2010.
  • Все остальные годы, включая десять лет с 2010-го по 2020-й (кроме 13-го), по «текстовому выходу» находятся на золотой середине между верхним и нижним значением.

Так откуда же взялся миф про «пишете больше»? Неужели те, кто спрашивает, просто в последнее время читают меньше?

* * *

Работаю. Разместил в тексте сноску к слову "идиот": "Идиот – гражданин, не желающий участвовать в политике и общественной жизни." Задумался. Да, я идиот. Со справкой. Виноват, со сноской.

* * *

Вижу, что уйма народа делится моими публикациями, но мне это не показывают «из-за конфиденциальности настроек». Мерещится то ли товарищ майор, докладывающий наверх о моем антиобщественном поведении, то ли спекуляция ходовым товаром в темном переулке из-под полы.
Делятся, но со мной не делятся.

Небольшая подборка упомианния Г.Л.Олди и их книг в прессе:

А теперь вспомните современную прозу. Очень большая редкость сегодня найти в книге сколь-либо сносное описание природы, о поэтичном отображении эмоций, чувств, отношений я даже не говорю. Но это не значит, что все потеряно. Встречаются поистине бриллианты. Взять, к примеру, фантаста Олди:

«У нас было время понять, и принять, и остановиться у двери выбора, у двери, за которой лежало будущее, побывавшее в шкуре прошлого; и только прощать у нас не было времени, потому что на нас смотрели те, кто еще не научился — прощать.
Но если когда-то живой человек дрался мертвым оружием за свою жизнь, то сегодня я, Блистающий, дрался полумертвым человеком за нашу общую жизнь. И не только нашу.
Будущее ждало, возбужденно скалясь и рыча».

...Можно сказать, что я исподволь прибавляю мифологическое сознание в рамках научной фантастики.

И все же это именно научная фантастика?

Фантастика, не фэнтези. Мне понравилось определение Олди в отзыве на мою повесть: «Научно-фантастический романтизм». Кстати, на Олди, цикл «Ойкумена», я оглядывалась в первую очередь, когда взялась за научную фантастику. Еще на Дэна Симмонса, конечно. Он прям мой духовный учитель. А также на рассказы Генри Каттнера. И в более широком смысле на космические саги, такие как «Пасынки Вселенной» Роберта Хайнлайна, разнообразные Роберт Шекли и Саймон Грин. Это та фантастика, на которой я выросла. Мне хотелось сделать свою книжку по-хорошему олдскульной.

  • Портал "Троицкий вариант" вспоминает круглый стол "Литературной газеты", собравший многих фантастов в 1998 году. Отвечали на вопросы, разосланные по интернету, в том числе и Г.Л.Олди. Небольшая цитата - подробнее на сайте по ссылке выше. Спасибо порталу за такое воспоминание:

— В чем вообще специфика фантастики (если таковая есть)?

ОЛДИ (Дмитрий Громов, Олег Ладыженский): В настоящее время специфика фантастики — в мудрствовании лукавом критиков-снобов-эстетов. Ее, родимую, ставят углом снаружи (звездолеты-драконы — налево, равнение на рынок; Гоголь, Гомер, Гофман — направо, музейный экспонат на букву «Г», руками не трогать!); ее, матушку, кромсают изнутри (НФ, Fantasy, Science Fantasy, киберпанк, турбореализм… — ты куда дракона в звездолет суешь?! стоять! не положено!)… Вдумайтесь, дамы и господа: фантазия в ежовых рукавицах «литературоедения»!.. ах да, Оруэлла у нас тоже отобрали.
...
На наш взгляд, надо все-таки разграничивать понятия и термины: «Фантастика» — это вся фантастика вообще. Сюда входят и «научная фантастика», и «фэнтези», и science fantasy, и некоторые другие направления.
Распространенное заблуждение: «Чтобы написать хорошую научную фантастику, надо хорошо знать компьютеры (генетику, биотехнологию, геополитику, экономику, ракеты, медицину и т. д. — подставить по вкусу). А чтоб написать фэнтези, ничего знать не надо!» Между прочим, чтоб написать ХОРОШУЮ фэнтези, зачастую надо основательно изучить историю, мифологию, этнографию, фольклор, приемы владения холодным оружием, биологию, географию, философию, психологию, религию, эзотерику, различные космогонические теории… продолжать? Можем привести в пример немало современных авторов (и наших, и зарубежных), пишущих вполне достойную фэнтези с ничуть не меньшим знанием дела, чем их НФ-коллеги писали в свое время научную фантастику. И литературы они тоже перекапывают — тонны!
Разумеется, если подразумевать под словом «фэнтези» только километровые сериалы с эльфами-магами-баронами-драконами, то наш уважаемый оппонент совершенно прав. Вот только давно ли и «научную фантастику» называли «литературой второго сорта»? «Научно-познавательной»? «Подростковой»? Пытались отнять у фантастики всё лучшее, объявляя, что это лучшее — и не фантастика вовсе? «Стругацкие? Какая же это фантастика?! Это Литература!» Похоже, недавнее прошлое кое-кого ничему так и не научило. Ситуация повторяется в точности! Только слово «(научная) фантастика» поменялось на «фэнтези», которую теперь пытаются объявить всё той же «литературой второго сорта» и под шумок отобрать у нее Гомера, Гете, Гофмана, Булгакова, Логинова, Дяченко, Хаецкую, Желязны… (список можно продолжить). Хотели бы забрать и Толкина с Льюисом — да не выходит. И с остальными не выйдет, господа!

— Существуют ли критерии, по которым вы оцениваете то или иное литературное произведение? Являются ли они абсолютными или относительными (можно ли сделать скидку на время написания, аудиторию, которой это адресовано, и т. п.)?

ОЛДИ: Едва возникают претензии на абсолютность собственных критериев оценки, пора обкладывать себя бронзой и лезть на пьедестал. А нам там скучно и тесно. Тем более, что стоящих на пьедестале окружающие обычно обкладывают отнюдь не бронзой — и, наверное, правильно делают.
Поддающийся формулировке критерий, пожалуй, всего один: литература не имеет права быть одноразовой, как презерватив. К настоящей книге всегда хочется вернуться, договорить, доспорить… А предварительная ориентация автора на какую-то конкретную аудиторию… Авторы — они лица нетрадиционной ориентации. Вон, Чехов до конца дней был уверен, что «Вишневый сад» и «Чайка» — ужасно смешные комедии…

  • О своих любимых десяти книгах на своей странице «ВКонтакте» рассказала писательница Мария Ушенина, автор романа для подростков «Станция Узловая». Источник - 35media. Цитата:

Генри Лайон Олди «Ахейский цикл» (12+)
Вот за что люблю Олди (псевдоним украинских писателей-фантастов Дмитрия Громова и Олега Ладыженского. — Ред.), так это за веру в человека. А еще — за живой язык, всякий раз разный, но узнаваемый. За сюжетную плотность, за ловкость, с какой они примешивают к мифу реальность и размывают между ними границы. А больше всего люблю за вопросы, которые возникают после и никогда — во время. «Ахейский цикл» вырос из древнегреческой мифологии, но Олди, как всегда, создают свой миф. Не о богах и героях, а о человеке. О любви, дружбе и бессмертии.

Стихоплетство:

Вот лежу в горячей ванне я
Под водою,
Тут приходит дарование
Молодое:
– Написал я без сомнения
Эпопеечку,
И за ваше, сударь, мнение
Дам копеечку!

Ах, какое предложение,
Кто ж откажется?
Вот абзац, вот предложение
На хлеб мажется,
Ты налей мне коньячку, браток,
Корми булкою,
Я из ванны для тебя тип-топ,
Текст набулькаю!

* * *

Парафраз В. Высоцкого:

Мой друг уехал в долгий бан,
Снимите шляпу, налейте двести!
Дал Цукерберг ему щелбан,
На целый месяц замок повесьте.
Не то чтоб друг был охломон,
Не то чтоб сиськи постил он,
Не обзывался – мол, чудак! –
А просто так.

Не то, чтоб мне не по годам,
Я б постил сиськи и крыл бы матом,
Но я аккаунт не отдам
Кому попало. Привет, ребята!
Я буду петь под струнный звон
Про то, что в бане будет он,
Про то, что в жизни все не зря,
Про цифровые лагеря.
…протопи ты мне баньку, хозяюшка!..

* * *

Если слон налезет на кита,
Это, братцы, стоит коммента,
Чем глупее тема для бесед,
Тем быстрей придет в нее сосед.

* * *

Ярославна рано плачет да в Путивле на забрале:
– Нет продаж хороших, значит, ай, последнее забрали,
Не продать сегодня книжку, не испить шеломом Дона,
Не пить чаю нам с коврижкой у издателя-долдона!

Да и с электронкой подлой все проблемы да растраты,
Что ни текст, то чудо обло, что ни торрент, то пираты,
Ой, беги, беги, мой княже, рви домой, в родное лоно,
Дома дело хуже даже половецкого полона!

* * *

Брюзгливый старец спорил с небрюзгливым:
«Гляди на мир с ухмылкою тоскливой,
Тогда сойдешь, мой друг, за мудреца!
Ну что ты ходишь, как дурак, счастливый!»

Хорошие книги - Олди рекомендуют:

«Профессор Мориарти. Собака Д’Эрбервиллей» (Ким Ньюман, 2011)

Цикл повестей, поначалу относительно самостоятельных, но позже объединенных автором в единый роман в новеллах. Цикл представлен в виде дневниковых записей полковника Себастьяна Морана, исполнявшего при профессоре Мориарти почти ту же роль, что и доктор Ватсон при Шерлоке Холмсе: менее сообразительного «младшего партнера» и добровольного биографа. Перед нами предстают два антагониста Холмса и Ватсона и ряд эпизодов их преступной деятельности: от знакомства Морана с Мориарти – и до гибели последнего.

Этот роман-цикл вышел у Ньюмана несколько неровным. Есть просто отличные новеллы – те, где автор почти не использует истории Конан Дойла, а выстраивает собственные сюжеты: «Опус в пунцовых тонах», «Союз красных», «Шесть проклятий» и отчасти – «Греческое беспозвоночное». Лихо закрученные сюжеты, практически детективная интрига – да, Мориарти с Мораном тоже зачастую приходится вести собственные расследования – пусть и с сугубо меркантильными, а то и вовсе преступными целями. Своеобразная манера повествования полковника Морана – грубоватая и циничная; любовно и тщательно выстроенные декорации и реалии Викторианской эпохи, черный юмор, удачно вплетенные мотивы целого ряда литературных произведений...

Особенно порадовал «Союз красных», где Мориарти хитроумным способом разделывается с чванливым королевским астрономом Стэнтом – беспринципным карьеристом, имевшим наглость прилюдно разгромить в пух и прах книгу Мориарти «Динамика астероида» – сложнейший научный труд, в котором Стэнт ничего толком не понял. Здесь, кроме всего прочего, весьма оригинально и с юмором обыграны мотивы «Войны миров» и «Хрустального яйца» Герберта Уэллса – но новелла хороша не только этим.

«Опус в пунцовых тонах» – предыстория и тайная подоплека истории, рассказанной в «Этюде в багровых тонах» Конан Дойла. Но сам «Этюд...» цепляется здесь лишь краем, «Опус...» – история практически самостоятельная и весьма увлекательная. К тому же для немногих приличных людей, в ней замешанных, все заканчивается достаточно хорошо: Мориарти и своей выгоды не упустил, и разделался лишь с теми, кто имел неосторожность ему досадить. Иногда даже отъявленные злодеи случайно творят добрые дела – пусть и исключительно в меркантильных целях и в качестве «побочного эффекта».

Ну и грандиозная многоходовая афера, закончившаяся не менее грандиозным побоищем в «Шести проклятиях» тоже хороша.

Но вот те новеллы, где Ньюман берет за основу рассказы Конан Дойла, вышли заметно слабее. «Погром в Белгравии» вообще получился достаточно блеклым и каким-то невнятным. «Дело с последним делом», завершающее книгу, вышло хоть и поинтереснее «Погрома...», но все же несколько натянутым и не настолько увлекательным, как повести, где Ньюман использует свои оригинальные сюжеты. А вот самый финал хорош.

Заглавная же «Собака Д’Эрбервиллей» хоть и неплоха сама до себе, но, опять же, несколько недотягивает до оригинальных новелл Ньюмана. Это совершенно откровенная перепевка «Собаки Баскервилей» Конан Дойла – и в этом главный недостаток повести. А так повесть получилась вполне динамичной, с неплохо закрученной интригой и любопытной инверсией: здесь, в отличие от «Собаки Баскервилей», и обе стороны «собачьего» конфликта, и те, кого наняли с этой историей разобраться, оказываются отъявленными мерзавцами: пробы негде ставить!

В целом, книгу прочел с интересом и местами с откровенным удовольствием. Но, увы, некоторые из новелл слегка подпортили общее впечатление. О том, что прочел, не жалею, но вот в список рекомендуемого к прочтению включать эту книгу, пожалуй, не стану – в отличие от «Эры Дракулы» того же Кима Ньюмана.


В оформлении использован шарж Валерии Двининой.